Downhill
Downhill

9 августа 2014, 22:00  ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ, ЧТО ПОКАЗ ЗАКРЫТЫЙ, ФИЛЬМ МОЖНО ПОСМОТРЕТЬ ОНЛАЙН
ТРАНСЛЯЦИЯ НАЧИНАЕТСЯ В 22.00

Аккредитация для прессы: Марина Чуйкина, PR-менеджер Британского Совета в России

Великобритания, 1927 г., 105 мин

Показ фильма «По наклонной плоскости» завершит недельный фестиваль «Хичкок: девять неизвестных». Специально для этого Британский Совет пригласил команду британского битбоксера Шломо, который создал самое смелое новое музыкальное сопровождение к киноленте Хичкока. 

«Мне очень интересно работать над музыкой к восстановленному фильму Хичкока. Надеюсь, она поможет оживить его и донести до нового поколения зрителей. Мощный визуальный ряд Хичкока требует сильного музыкального сопровождения, и я с удовольствием постараюсь добиться насыщенного и динамичного звука с помощью команды из пяти певцов и битбоксеров», - говорит Шломо.

Фильм «По наклонной плоскости» никогда полностью не восстанавливался в Национальном архиве  Британского института кино, и раскрашенная копия из Института кино EYE в Амстердаме послужила реставраторам основным источником материала. 

Фильм стал первым образцом излюбленного хичкоковского сюжета с ошибочным обвинением, хотя он, в отличие от более поздних лент, таких как «39 ступеней» (1935), не содержит сцен погони. 

В этом фильме снова снимался Айвор Новелло, на сей раз в привычном амплуа, играя ученика элитной школы (на тот момент актеру было 34 года), ложно обвинённого в причастности к беременности молодой женщины. Исключённый из школы и опозоренный, Родди отправляется в добровольное изгнание, где становится компаньоном одиноких богатых женщин, а затем оказывается нищим и больным в Марселе.

О фильме

Картина «Жилец» (1926) имела большой успех у зрителей и критиков, и студия «Гейнсборо Пикчерс» надеялась повторить его, дав возможность Альфреду Хичкоку снова поработать с кумиром публики актером Айвором Новелло. Удобный случай представился, когда Новелло совместно с Констанс Колльер написали под общим псевдонимом Давид Лестранж пьесу «По наклонной плоскости». 

Одноимённая экранизация стала одной из самых мрачных работ раннего Хичкока. История падения бывшего образцового ученика элитной школы Родди Бервика – это галерея образов хищных интриганок, терзающих несчастного персонажа Айвора Новелло. Буфетчица объявляет Родди отцом своего ребёнка; эгоистичная и корыстная актриса выходит за него замуж из-за полученного наследства, а когда деньги заканчиваются, бросает его; «мадам» из ночного клуба пользуется его нищетой, заставляя танцевать за деньги с пожилыми скучающими клиентками. 

Сюжет пьесы вполне мог отражать и собственные переживания Айвора Новелло, известного актёра-гея, которому поклонницы то и дело досаждали излишним женским вниманием. Более того, он вполне вписывается в традиционный ряд «хичкоковских блондинок»,  подвергающихся опасности и уязвимых, несчастных жертв под фетишистским взглядом кинокамеры. Зритель привык наблюдать героинь Хичкока в неглиже, однако и здесь в одной из первых сцен Айвор Новелло также появляется без рубашки. Далее в великолепной «хичкоковской» панораме персонаж предстаёт последовательно джентльменом во фраке, официантом, мелким воришкой, пока не становится ясно, что он не более чем участник массовки вест-эндского мюзикла,   унизительно дёргающийся в такт с остальными, словно простая танцовщица из кабаре. Именно это ощущение и стремится донести режиссёр: муки, которые терпит герой от коварных женщин, куда сильнее действуют на зрителя, чем если бы девушка оказалась жертвой мужчин.

В своих поздних интервью Хичкок, как обычно, отзывался о фильме пренебрежительно, но, тем не менее, эта работа получилась визуально насыщенной и изящной. Хотя позднее режиссёр считал спускающийся эскалатор слишком неуклюжим символом жизненного падения Родди, в контексте немого кино 1920-х этот приём вполне эффективен, тем более, что он перекликается со спуском в лифте ближе к концу картины, когда камера выделяет крупным планом кнопку «Вниз». Самого дна главный герой достигает в марсельском ночном клубе, где обслуживает перезрелых матрон по пять франков за танец. Уже на рассвете, когда он, казалось бы, наконец, находит сочувствие, шторы на окнах неожиданно раздвигают, и безжалостные солнечные лучи – так сказать, немецкий экспрессионизм наоборот – обнажают низменность и убогость окружающих. Впечатление от эпизода очень неприятное, но ещё сильнее действуют на зрителя сцены кошмаров Родди, когда он  плывёт домой на пароходе, и в бреду видит стоящего на берегу полицейского с лицом отца, а также своих мучительниц, злорадно пересчитывающих украденные деньги, словно в жутком круге Дантова ада. Вдохновившись театральными световыми эффектами, Хичкок велел окрасить эти сцены в болезненно зелёный оттенок, чтобы лучше передать физическое отвращение и душевное потрясение героя. Много лет спустя он использовал  похожий приём в фильме «Головокружение» (1956).

Процесс реставрации

Исходный негатив фильма «По наклонной плоскости» не сохранился, и реставраторы работали с двумя старыми копиями на целлулоидной плёнке – одной  из собственной коллекции Британского института кино и одной,  предоставленной на время Институтом кино EYE в Нидерландах. Это имело и своё преимущество: копии сохранили первоначальную  окраску и тонирование, что дало возможность восстановить цвет, который Хичкок так выразительно применял в своих немых фильмах. 

Воспроизведение тона и цвета в трёх кинолентах: «Сад наслаждений», «По наклонной плоскости» и «Жилец», – стало важной частью реставрационного проекта. В отсутствие текстов сценария и другой  исходной документации, возможно, что это единственные немые фильмы Хичкока, выпущенные внутри страны в раскрашенном и тонированном виде. Была проделана значительная работа по определению цветового решения кинолент британского выпуска, которое затем реализовывалось в отреставрированной копии. Как и в случае с другими отреставрированными фильмами, потребовались тщательный контроль оптической плотности и цифровая чистка изображения, а также воссоздание интертитров, что в итоге дало впечатляющие результаты. 

Музыкальное сопровождение

Всемирно известный битбоксер, дирижёр и композитор Шломо (Shlomo) когда-то оставил карьеру астрофизика, чтобы заняться созданием своих потрясающих вокальных фейерверков.  

С тех пор он получил мировую известность и неоднократно сотрудничал с крупнейшими фигурами в музыкальном искусстве, такими как Бьорк, Дэймон Албарн, Джарвис Кокер, Марта Уэйнрайт, Имоджен Хип, группа The Specials и Ди-Джей Йода (DJ Yoda), расширяя границы битбоксинга и привлекая к нему новую аудиторию за счёт разнообразных совместных выступлений.

В настоящее время Шломо организует серию концертов «Музыка нетрадиционными средствами» (Music Through Unconventional Means). В 2010 г. в зале Куин-Элизабет-Холл состоялась премьера первого в мире Концерта для битбокса с оркестром.

В 2011 г. Шломо представлял Великобританию на мировом чемпионате BOSS Loop Station World Championship в Лос-Анджелесе, где одержал верх над финалистами из двенадцати стран. По возвращении  состоялось британское турне его театрального моно-шоу Mouthtronica, причём в каждом представлении  привлекались к участию новые гости, в частности, такие исполнители, как легендарная перкуссионистка, Кавалерственная дама Ордена Британской империи Эвелин Гленни и солистка группы The Cinematic Orchestra Хайди Фогель.

Помимо исполнительской славы, Шломо стремительно набирает известность как популярный композитор,  режиссер и преподаватель. Его  режиссерский дебют, театральная пьеса “Вокальный оркестр”   (The Vocal Orchestra), в состав которой вошли  семь битбоксеров и певцов, получил высокую оценку критиков в 2012 г. на фестивале «Эдинбургский Фриндж» (Edinburgh Fringe Festival).

www.shlo.co.uk

Актерский и съемочный состав, продюсеры и меценаты

Производство кинокомпании «Гейнсборо Пикчерс»

Режиссёр Альфред Хичкок

Продюсер Майкл Бэлкон

Оператор Клод МакДоннелл

Великобритания, 1927 г., 105 мин., 20 к/с