В преддверие фестиваля «Хичкок: девять неизвестных» куратор учебных программ киношколы им. МакГаффина, Дарья Гладышева, задала несколько вопросов о роли Альфреда Хичкока в мировом кинематографе и его ранних фильмах российским историкам кино и киноведам.

Андрей Андреев
Историк кино, научный сотрудник Российского института истории искусств

Альфред Хичкок пришел в кино в двадцатилетнем возрасте, едва успев получить образование военно-морского инженера. На тот момент он подрабатывал в рекламном агентстве, посещал художественные курсы и страстно увлекался комедиями Чарли Чаплина и приключенческими фильмами с Дугласом Фэрбенксом. Сначала Хичкок устроился как дизайнер интертитров в английский филиал фирмы Paramount, и вскоре стал заведовать целым техническим отделом. В середине 1920-х годов в английском кинопроизводстве не хватало талантливых кадров, а потому Хичкоку не составило труда быстро «дослужиться» до постановщика. Первые же его фильмы имели в Англии большой успех. К моменту появления звукового кино Хичкок уже считался одним из самых талантливых молодых английских кинорежиссеров.

Еще в период немого кино Хичкок приходит к пониманию того, что фильм является посредником в диалоге, который автор ведет со зрителем. Режиссура, таким образом, представляет собой своего рода инструмент, с помощью которого можно управлять зрительским вниманием. Несмотря на то, что поначалу Хичкок работает в нетипичных для него жанрах, экранизируя популярные английские пьесы, многие его ранние мелодрамы и комедии уже содержат элементы детектива и триллера.

Один за другим он открывает свои будущие фирменные приемы саспенса, позволяющие растягивать психологическое напряжение. В своем самом известном немом фильме «Жилец» он впервые применяет так называемый «реактивный кадр», показывая крупным планом только реакцию персонажа на то, что осталось невидимым для зрителя. Также в «Жильце» Хичкок впервые обращается к той теме, которая впоследствии красной нитью пройдет через все его классические фильмы: история человека, ложно обвиненного в преступлении и вынужденного самостоятельно прийти к разгадке тайны.

К началу 1930-х годов Хичкок уже славится как мастер монтажного повествования и раскадровки. Он виртуозно работает с деталью в кадре. Его фильмы становятся похожи на точно выверенные механизмы, где каждый элемент должен сработать именно так, как требуется автору. Такой «математический» подход к фильму был бы, наверное, скучен, если бы Хичкок не привнес в него элемент игры со зрителем. Первыми примерами такой игры станут регулярные эпизодические появления самого режиссера в кадре. Правда, поначалу, когда еще мало кто из зрителей знал Хичкока в лицо, они объяснялись всего лишь нехваткой статистов на съемочной площадке. В «Легком поведении» Хичкок проходит с тростью через теннисный корт, а в «Жильце» появляется в кульминационной сцене, играя одного из мужчин в толпе, преследующей героя.

Первый звуковой фильм Хичкока «Шантаж» стал первым значительным звуковым фильмом в Англии. Поначалу Хичкок собирался сделать его немым, но, когда картина была уже почти завершена, продюсеры из коммерческих соображений попросили переснять некоторые сцены со звуком. Хичкок подошел к этой задаче творчески, решив с помощью нового выразительного средства усилить психологическое напряжение в фильме. Ждущая полицейских девушка вздрагивает, когда слышит звонок в дверь; истошные крики заставляют красочно представить происходящую за занавесом сцену насилия; несколько раз повторяемое за кадром слово заставляет зрителя услышать, о чем думает героиня. В «Шантаже» Хичкок также впервые опробовал прием «мнимого старта», который он впоследствии доработает в своей знаменитой картине «Психо». В первой трети фильма начавшаяся история героев неожиданно меняет направление и начинает развиваться по совершенно непредсказуемому сценарию.

Немые фильмы Хичкока — лишь начало творческого пути режиссера, его своеобразный «ученический период». Но именно тогда Хичкок выработал те кинематографические идеи, которые он впоследствии будет развивать в своих звуковых шедеврах. Все его последующие работы будет отличать высокая культура знания кинематографического языка, на котором он научился говорить в ту эпоху, когда этот язык еще находился на стадии формирования. Хичкок, как никто другой из режиссеров, прошедших школу «Великого Немого», до самого конца останется верен тому принципу, который был усвоен им в 1920-е годы — экранная история должна быть увидена, а не услышана зрителем.

Кирилл Разлогов
Доктор искусствоведения, профессор, программный директор Московского международного кинофестиваля

Мировой кинематограф благодарен Хичкоку за то, что он довел до совершенства тот единственный жанр, в котором работал — жанр саспенса, жанр с напряженным сюжетом. Он уникальным способом дозировал момент напряжения и момент разрядки, комические элементы с трагическими, шпионские сюжеты с психологическими. Его карьера в этом жанре началась уже со второй половины двадцатых годов в Великобритании.

Для его британского периода характерно большее внимание к комическим элементам, в то время как для американского периода характерно внимание к техническим трюкам, которые вошли в историю кино именно как «уникальные эпизоды».

Не знаю, насколько Хичкок был известен в двадцатые годы в СССР, поскольку тогда советская кинематография очень сильно зависела от западной, причем в первую очередь критики обращали внимание на американские, а не британские фильмы. Также отечественных режиссеров того времени увлекало действие в кино; у Хичкока, напротив, больше размышлений. Я не припомню, чтобы кто-то из советских классиков напрямую ссылался на фильмы Хичкока. А сегодня фильмы Хичкока признаны лучшими фильмами всех времен и народов: только ленивый не пересматривает их по 180 раз. «

Виктор Зацепин
Историк кино, главный редактор издательского дома Rosebad Publishing

Эта программа ужасно интересна как раз тем, что это молодой Хичкок, не очень хорошо известный нашему зрителю. В 20-е годы режиссер еще ищет себя, но теперь-то мы уже знаем, что это работы молодого гения. В программе есть не только триллеры, которыми он в основном и знаменит, но еще и мелодрамы, и комедии! К тому же стоит подчеркнуть, что эта программа — новейшая реставрация ранних фильмов, так что она, по сути, является российской премьерой для многих ранних фильмов английского классика.

Материал подготовлен при поддержке киношколы им. МакГаффина — профессиональной система очных и онлайн кинокурсов, мастер-классов и учебных кампусов для тех, кто делает и смотрит кино.